dashca: (папа)
Давно тут не писала о книгах, поэтому накопилось, разделю на условно-детское и условно-взрослое.

детское )
взрослое )
dashca: (папа)
Crac! (Société Radio-Canada - Frédéric Back, 1981)

dashca: (папа)
Ходили на концерт Тикки Шельен позавчера, было очень хорошо, только громко. Лева отлично себя вел.
Очень понравилась вот эта песня (Тикки пела перевод, а это оригинал):


Прослушать или скачать Dans La Lune Au Fond De L'Eau бесплатно на Простоплеер

И вообще Tri Yann отличная, жалко я ее раньше не знала.
dashca: (папа)
Очень люблю у Джоан Баез песню Johhny, I hardly knew ya, но ничего о ней не знала раньше, а теперь наткнулась на познавательный пост с иторией песни и несколькими версиями исполнения - и вот эта нравится мне намного больше Баез. (И вообще люблю песни с историей).


Прослушать или скачать Johnny I Hardly Knew Ye бесплатно на Простоплеер

Посоветуйте, друзья, что послушать - я не знаю, как сформулировать запрос, потому что мне очень мало что нравится, но это должны быть песни, лучше народные или с народными мотивами, не в тяжелой обработке, с хорошей, запоминающейся мелодией, не слишком сложные ритмически, мелодичные, с красивым текстом. Не заунывные, но и не слишком веселые. Вот пример того, что мне еще нравится сейчас:


Прослушать или скачать The Trees They Do Grow High бесплатно на Простоплеер


Прослушать или скачать Scarborough Fair бесплатно на Простоплеер


Прослушать или скачать плач Єремії Кедь Ми Прийшла Карта бесплатно на Простоплеер


Прослушать или скачать Вьюн над водой бесплатно на Простоплеер

Вот что общего? Хочу еще такого
dashca: (папа)
Взялась читать рассказы Лескова (давно советовали, а все руки не доходили), и очень им радуюсь - из тех книг, которые ничем отдельным воображение не поражают, а просто очень, очень хорошие. Человеколюбивые.
Вообще мое знакомство с Лесковым началось в мои лет 8-9 с книжки "Леди Макбет Мценского уезда", которая почему-то стояла у нас среди детских книг - прочла, замирая от ужаса (и читать невозможно, и не читать невозможно, до сих пор вздрагиваю, вспоминая), и с тех пор Лескова в руки брать опасалась. А рассказы совсем другие у него.
*
Читаю "Властелина Колец" (все еще), уже, наверное, в десятый раз - и только сейчас по-настоящему оценила и полюбила Фарамира - как-то раньше я не обращала на него внимания, всегда выбирала Арагорна. А Фарамир же невероятный человек. И его разговор с Денетором тоже как-то пропускала раньше, а теперь прямо мороз по коже.
(И еще думаю, к Фарамиру - что от детских травм, долгих обид и недостойного поведения в их следствие спасает прямота - где другой бы затаил обиду, Фарамир просто и прямо гневается - но все равно поступает по совести, как велят ему долг и честь - и потому его это все ранит, но не калечит - и это какое-то прямо отличие здоровых от больных)
*
Прочла "Темные аллеи" Бунина, и страшно разочарована - ну и гадостные же рассказы - банальные сюжеты, картонные герои, лишенные всякой логики поступки, сплошной адъюльтер и суицид. Кто только придумал, что это книга о любви - никакой любви там нет. Описания только хороши, и все.
*
Еще прочла "Космическую трилогию" К.С. Льюиса и тоже не обрадовалась, в первую очередь - довольно грубой и неаккуратной попытке связать воедино христианство, мифологию и фантастику, во вторую - тому, что она откровенно слабая, несбалансированная, как книга - с точки зрения героев, сюжета и т.д. "За пределы безмолвной планеты" вообще как-то никак, "Переландра" лучше (хотя немного жуть ради жути), "Мерзейшая мощь" лучше всего, но там слишком много всего за уши притянуто, как на мой вкус.
dashca: (папа)
С моим восприятием поэзии что-то произошло - раньше любила всю и всякую, а теперь довольно значительную часть не могу читать вообще - читаю и не могу понять о чем текст, слова не собираются в смысл. В частности Мандельштама и любимую донельзя в детстве и отрочестве Цветаеву.
Зато взялась читать подряд Ахматову, которой до сих пор, кажется, знала всего два стихотворения - "Не бывать тебе в живых, // со снегу не встать...", когда-то прочитанное мне отцом в каком-то автобусе уже не помню в рамках какого разговора, и еще одно ("Все, как раньше. // В окна столовой..."), кажется, выученное в школе, выбранное, кажется, методом открывания сборника наугад. Как это получилось - ума не приложу - должны же были быть какие-то программные стихотворения, и как я их пропустила? Или не было?
Пока прочла "Поэму без героя" (не понравилась) и "Реквием" (понравился очень, как в детстве "Лебединый стан" МЦ), особенно вот это стихотворение:
Read more... )
И попутно читаю Бродского, которого до сих пор читала мало, тоже подряд, и многое нравится очень, не меньше чем все, что до сих пор. Особенно эти, особенно первое:
"Под вечер он видит, застывши в дверях..."
Сонет ("Прошел январь за окнами тюрьмы...")
Любовь
"В тот вечер возле нашего огня..."

Кроме того, ко мне приехали наконец-то две книги, которые я давным-давно искала, обе - английская поэзия в переводах Кружкова, обе довольно редкие (тираж 2 тысячи, не удивительно, что я их столько искала), одна называется "Англасахаб", вторая - "Пироскаф". Обе прекрасные, потом постараюсь отдельно написать.
dashca: (папа)
Оказывается, у евреев в средние века и после (с 7 по 19 века) существовала традиция делать обручальные кольца с рельефными домами, которые одновременно символизировал Иерусалимский храм и будущий дом молодоженов. Красиво - очень! Подробностей не знаю, буду рада любым поправкам и дополнениям.



Read more... )
dashca: (calm)
‘I had forgotten that,’ said Éomer. ‘It is hard to be sure of anything among so many marvels. The world is all grown strange. Elf and Dwarf in company walk in our daily fields; and folk speak with the Lady of the Wood and yet live; and the Sword comes back to war that was broken in the long ages ere the fathers of our fathers rode into the Mark! How shall a man judge what to do in such times?’
‘As he ever has judged,’ said Aragorn. ‘Good and ill have not changed since yesteryear; nor are they one thing among Elves and Dwarves and another among Men. It is a man’s part to discern them, as much in the Golden Wood as in his own house.’

Подстрочник (а то литературные переводы меня все раздражают):

«Я забыл - сказал Эомер. - Трудно быть уверенным в чем-либо среди стольких чудес. Весь мир стал странным. Эльф и Гном вместе ходят по нашим полям; и люди говорили с Владычицей Леса и до сих пор живы; и меч, сломанный давным-давно, прежде, чем отцы наших отцов пришли в Марку, снова в бою! Как может в такие времена мужчина судить, что делать?
- Так же, как он всегда судил - ответил Арагорн. - Доброе и дурное не изменилось с прошлого года; и эти вещи одинаковы что среди Гномов и Эльфов, что среди Людей. Дело мужчины различать их, как в Золотом Лесу, так и в своем собственном доме».
dashca: (Default)
Обнаружила, что сайт Сергея Казнова упал и умер(?), и что зато появилась группа вконтакте, и там - парочка стихотворений, которых то ли на сайте не было, то ли я пропустила. Вот:

В такой мы взрослели отчизне, что крепко держись.
Мы верили в то, что нам хочется пить, и что жизнь
подобье напитка; считали, что правда в вине.
Но жизнь моя - нитка, а истина - в веретене.

И тянется пряжа, сучится, сплетается сном
и движется дальше, влекомая веретеном.
И тянется к истине жизнь, оплетаясь вокруг,
и против желания пишет заведомый крюк.

Но время приходит, смотри же - не это ль душа?
Из хаоса пряжи сплетается правильный шар.
Он вырос из тьмы, где волокна то вместе, то врозь...
Но каждому шару нужна непременная ось.

И что бы нас ни удручало на шаре земном -
он кружится в космосе, движимый веретеном.
Сплетая дороги... Ты думаешь, истина в нас,
и в этих дорогах, и в этом сплетении фраз?

Попытка не пытка - на дне, и в огне, и во сне...
Но жизнь моя - нитка, а истина - в веретене.

***

А язык сравнений предельно прост,
ощутим и зрим, а порою груб.
не сердись на это, не зли поэта.
Вместо всех стихов - лошадиный хвост,
вместо жизни всей - лошадиный круп,
а седла и всадника вовсе нету.

У моей любви больше нет удил,
она знать не хочет про свой удел,
что ей нужно, спросишь ты, что ей нужно?
Никаким чутьем не понять ее,
потому что голод, а не чутье
заставляет лошадь бежать к конюшне.
dashca: (Default)
«В художественном произведении форма и содержание связаны связью не органической, как в природных явлениях, а условной, закрепившейся исторически, как в общественных явлениях. Нельзя говорить (как это не раз говорилось): «хорей хорошо выражает легкие, радостные эмоции», — этого нельзя доказать, это можно лишь показать примерами, каждый из которых легко опровергнуть примером противоположного характера. Следует говорить: «хорей, — и притом не всякий, а именно 4-стопный хорей, — в опыте русского стиха связан сперва с анакреонтикой, потом с песней вообще, потом с народной песней, потом с народной темой вообще, и поэтому его ритм в сознании читателей привычно ассоциируется прежде всего с песенными темами и эмоциями».
М.Л. Гаспаров, "Современный русский стих"

Это замечание М.Л. Гаспарова отлично демонстрирует одно явление, которое меня всегда смущало, когда анализ некоторой связи подменяется эмпирической формулой, которая верна только при ряде оговорок, которые, как правило, опускаются. Особенно часто это встречается в школьных учебниках, под лозунгом "упростим, иначе дети не поймут". Проблема в том, что на деле это не упрощение, а подмена.
Например: во всех музыкальных школах детей учат, что "мажорный лад - это веселая музыка, а минорный - грустная", хотя на самом деле мажор и минор отличаются определенным порядком интервалов между ступенями, бывает грустная музыка в мажорном ключе и наоборот, и все это только сбивает с толку. Или вот в разных руководствах по типографике часто встречается правило о том, что интерлиньяж (расстояние между строками) обязательно должен быть меньше, чем высота строки, иначе будет некрасиво. Но в огромном количестве средневековых рукописных и печатных книг интерлиньяж больше или равен высоте строки, а смотрится прекрасно. А почему - а потому что любые вообще правила про интерлиньяж актуальны только в контексте характера шрифта и верстки страницы в целом, а сами по себе не имеют никакого смысла.
И, по-моему, самый вредный пример из всех: "в украинском языке как слышится, так и пишется".
Я пробовала. Получается плохо.
dashca: (Default)
Сегодня сижу на остановке, читаю книгу М.Л. Гаспарова "Современный русский стих. Метрика и ритмика". Какой-то юноша подходит и спрашивает - скажите, а это Вы классику читаете, правда?
Я даже как-то замялась - с одной стороны Гаспаров конечно классик :), а с другой - юноша вероятно не это имел в виду. Ответила, что читаю книжку М.Л. Гаспарова, называется так и так. В ответ: "Аааа.... Понятно....." (аааа....понятно - это вообще мой любимый ответ), и с надеждой в голосе — "А Вы стихи пишете, да?"
Нет, отвечаю, не пишу стихов. "Ааааа", сказал, и отошел.
(О, подумала я, еще один скучный любопытствующий.
Интересно, что подумал юноша?)

Оказывается, А.Н. Колмогоров (тот самый А.Н. Колмогоров), вел в МГУ группу, которая занималась статистическими исследованиями русского стиха, анализу разных размеров и метров, ударений, и так далее.
И на эти работы Колмогорова постоянно ссылается Гаспаров в этой своей книжке. Ааа :)

(Интересно, если я, независимо от того, чем занимаюсь, постоянно сталкиваюсь с трудами одних и тех же ученых - Гаспаров вот меня точно всю жизнь преследует! - то мы члены одного карасса? :)
dashca: (Default)
Дочитала "Одиссею", конечно, все это совсем иначе воспринимается в двадцать два, чем в двенадцать.
И - так странно - вот говорят, что Гомер - эпический поэт и небрежет деталями ради широкого полотна, а коротенький отрывок с псом Аргусом трогательный, почти как Сэлинджер, и это уж точно деталь-деталь.

Read more... )

P.S. Вот по большому счету, не понимаю, зачем ее учат в школе так рано - у меня была отличная учительница, и историю эту я очень люблю, и скучно мне совсем не было, но все равно, зачем?
Не знаю ни одного человека, который бы Гомера полюбил благодаря школьной программе - или уже любили до того как минимум саму историю, или испытывали негативные чувства от скуки до острой ненависти.
Хотя мне в школьную программу чего хочешь жалко - я не люблю обсуждать то, что я больше всего люблю, с людьми, которых я для этого не выбирала, поэтому пусть в школе будет культурный минимум, который без школы ни за что читать не станешь - Тургенев всякий и Есенин, а все остальное оставьте в покое, я не хочу знать, почему занавески были синие, я не хочу писать сочинение о судьбах россии в романе достоевского, я хочу залезть под одеяло с фонариком и наслаждаться обществом героев книги. "И вот уже на вольных травах я, себе барон // плашмя листаю приключенческий роман. // Дружу с героями, и сам герой со всех сторон. // Конечно, юн. Зато силён, окрылён, рьян".
dashca: (Default)
Читаю второй раз в жизни "Одиссею" (в переводе Жуковского), и в двадцать два ее читать конечно совсем не то, что в двенадцать, я столько всего пропустила в прошлый раз! (например, историю с Гефестом, Афродитой, и Аресом не запомнила вообще).

Сегодняшнее маленькое открытие:
песнь 9-я, строка 60: "С каждого я корабля по шести броненосцев отважных // тут потерял". Примечание: "броненосец - воин, одетый в броню".
На самом деле там там субстантивированное прилагательное ἐϋκνήμῑς, "с красивыми наголенниками, пышнопоножий, с красивыми голенями"

Или вот, например, в Одиссее все очень часто плачут - так было принято, видимо - сегодня конечно это странно читать - Цирцея говорит Одиссею - поплывешь в Аид - а тот рыдать и рвать на себе волосы. А потом встал и поплыл, как ни в чем не бывало. А на пирах, видимо, было принятно слезы скрывать, по крайней мере, и Одиссей, и Телемах это делают:
"Крупная пала с ресницы сыновней слева при отцовом
Имени; в обе схвативши пурпурную мантию руки,
Ею глаза он закрыл" (песнь 4-я, стр. 113-115)
Или песнь 8-я, стр. 83-85 :
"Начал великую песнь Демодок; Одиссей же, своею
Сильной рукою широкопурпурную мантию взявши,
Голову ею облек и лицо благородное скрыл в ней"

Так вот, это я все к чему - раньше я думала, читая это, что имеется в виду, что человек берет край мантии и прижимает ее к лицу, как мы носовой платок. Но, похоже, что на самом деле это выглядело примерно вот так:


Ахил оплакивает Патрокла, фрагмент аттического краснофигурного кратера, 460 г. д.н.э

ДжРРТ

Jul. 27th, 2012 07:11 pm
dashca: (calm)
Дочитала письма Толкина, грущу — давно не читала ничего настолько мне близкого, два месяца под обложкой киндла меня ждала встреча с единомышленником - но куда более мудрым, терпимым и добродетельным чем я сама; читала, раскрыв рот.

«Требуется фантастическая воля к неверию, чтобы предположить, будто Иисус на самом деле никогда не "существовал", и более того — предположить, будто он не говорил ничего из того, что о нем написано; настолько невероятно, чтобы в те времена в мире нашелся хоть кто-либо, способный такое "выдумать"»
(когда-то давно я этот аргумент сама себе придумала, и даже попыталась сформулировать в пост в жж — кажется, никто меня тогда не понял, но это теперь уже не важно)

«В качестве последнего прибежища вера — это акт воли, вдохновленный любовью. Нашу любовь возможно охладить, а волю — подорвать зрелищем недостатков, глупости и даже грехов Церкви и ее служителей, но я не думаю, что человек, некогда обладавший верой, повернет вспять в силу этих причин (и менее всего — тот, кто хоть сколько-то знаком с историей). «Возмутительный факт» самое большее — повод для искушения, как непристойность — для похоти; первое не создает второе, но пробуждает. Это удобно, потому что обычно отвращает наш взор от нас самих и наших собственных недостатков в поисках козла отпущения. Но вера как акт воли — это не один-единственный момент принятия окончательного решения: это постоянный, повторяемый до бесконечности акт, состояние, которому должно длиться — так что мы молимся о «неослабном упорстве». Искушение «неверия» (что на самом деле означает отвергнуть Господа Нашего и Его веления) всегда здесь, внутри нас. Некая наша часть жаждет найти ему оправдание за пределами нас. И чем сильнее внутреннее искушение, тем с большей готовностью, тем более непримиримо мы бываем «возмущены» поступками других».
Read more... )
dashca: (Default)
Сегодня вычитала, и очень радуюсь: мнение Толкиена полностью совпадает с моими собственными интуициями — иной раз вплоть до формулировок; так здорово вдруг встретить единомышленника в таком вопросе, да еще и не кого-нибудь, а Толкиена!

«"Ребенок" как таковой меня не интересует, современный или любой другой, и, уж разумеется, я совершенно не намерен идти ему/ей навстречу — ни полпути, ни даже четверть пути. В любом случае поступать так — ошибка; это либо бессмысленно (в случае бестолковых), либо пагубно (когда навязывается одаренным). Такую ошибку я совершил лишь однажды, к неизбывному моему сожалению и (рад сказать) к вящему неодобрению умных детей: в начале "Хоббита".
[...]
Дети — это не особый класс и не особая разновидность; они — разнородное скопление незрелых личностей, весьма разных, как это у личностей водится, в том, что касается кругозора и своей способности кругозор расширять, если их к тому поощряют. Как только вы ограничиваете словарь, исходя из своего представления о том, что им доступно и что нет, вы на самом деле просто-напросто лишаете одаренных детей шанса словарь расширить.
[...]
По-моему, это упрощающее, обезличивающее, а-ля «адаптированная Библия» отношение виной тому, что столько детей постарше и молодых людей не испытывают к словам почти никакого уважения и вовсе никакой любви, и словарный запас у них крайне ограниченный — и, увы! — мало осталось у них желания (даже если некогда они и обладали даром, ныне сведенным на нет) улучшить или обогатить его».
dashca: (Default)
«Если моя история и содержит какую-то ссылку на современность, так на то, что представляется мне самым распространенным предрассудком нашего времени: если что-то сделать можно, значит, сделать надо. Эта мысль кажется мне насквозь фальшивой. Величайшие примеры подвигов духа и разума заключаются в отречении».
dashca: (Default)
« [...] В нашей западной культуре традиция романтической рыцарственности сильна до сих пор, хотя времена к ней враждебны, как к продукту христианского мира (однако же ни в коем случае не стоит ставить знак равенства между нею и христианской этикой). Традиция эта идеализирует «любовь» — и в этом смысле может оказаться весьма благой, поскольку вбирает в себя куда больше, нежели телесное удовольствие, и подразумевает если не чистоту, то по крайней мере верность, а значит — самоотречение, «служение», вежество, честь и отвагу. Слабость ее, конечно же, состоит в том, что возникла эта традиция как искусственная куртуазная игра, как способ наслаждаться любовью ради любви, безотносительно к (и даже вопреки) браку. В центре ее стоял не Господь, но выдуманные кумиры, Любовь и Дама. Она по-прежнему склонна видеть в Даме своего рода путеводную звезду или божество — от устаревшего «его божество»=его возлюбленная, — объект или причину благородного поведения. Это, разумеется, фальшь, в лучшем случае придумка «понарошку». Женщина — такое же падшее существо, чья душа подвергается тем же опасностям. Но в сочетании и в гармонии с религией (как случилось давным-давно встарь, — во многом через это и возникло прекрасное поклонение Пресвятой Деве, посредством которого Господь настолько очистил и облагородил нашу грубую мужскую природу и чувства и смягчил и расцветил нашу суровую, горькую религию) традиция эта может преисполниться и благородства, и величия. Вот тогда она порождает то, что, как мне кажется, даже в глазах тех, кто сохранил хотя бы рудименты христианства, воспринимается как высший идеал любви между мужчиной и женщиной. Однако ж я все равно считаю, что в ней заключено немало опасностей. Во-первых, она не вполне истинна и не абсолютно «теоцентрична». Она мешает молодому человеку или, во всяком случае, мешала в прошлом, увидеть в женщинах то, что они есть на самом деле: сотоварищей по кораблекрушению, а не какие-то там путеводные звезды. (В результате, помимо всего прочего, разглядев истинное положение дел, молодой человек становится циником.) Заставляет позабыть об их желаниях, потребностях и искушениях. Насаждает раздутые представления об «истинной любви» как об огне, дарованном извне, как о постоянной экзальтации, не имеющей отношения ни к возрасту, ни к деторождению, ни к простой повседневной жизни, ни к воле и цели. (В результате, помимо всего прочего, молодые люди ищут «любви», способной обеспечить им тепло и уют в холодном мире без всяких усилий с их стороны; а закоренелые романтики не отступаются от поисков даже в грязи бракоразводных процессов.)
[...]
Read more... )
Из мрака моей жизни, пережив столько разочарований, передаю тебе тот единственный, исполненный величия дар, что только и должно любить на земле: Святое Причастие….. В нем обретешь ты романтику, славу, честь, верность, и истинный путь всех своих земных Любовей, и более того — Смерть: то, что в силу божественного парадокса обрывает жизнь и отбирает все и, тем не менее, заключает в себе вкус (или предвкушение), в котором, и только в нем, сохраняется все то, что ты ищешь в земных отношениях (любовь, верность, радость) — сохраняется и обретает всю полноту реальности и нетленной долговечности, — то, к чему стремятся все сердца.»
dashca: (Default)
Вообще это реакция ДжРРТ на реформы II Ватиканского Собора, но, по-моему, очень хорошее и точное замечание. Хотя может это я просто люблю Толкиена.
Отсюда

«Протестантские» поиски «простоты» и прямоты в прошлом — что заключает в себе отчасти благие или, по меньшей мере, понятные мотивы, — несомненно, ошибочны и даже тщетны. Поскольку о «раннем христианстве» сегодня, невзирая на все «изыскания», мы по большей части так ничего и не узнаем; поскольку «первозданная простота» — ни в коей мере не гарантия ценности и в значительной степени была и есть отражением невежества. Серьезные нарушения были столь же свойственны христианскому «литургическому» поведению изначально, как и сейчас. (Критика «эвхаристического» поведения со стороны святого Павла — достаточное тому доказательство!) И еще более — потому, что Господь Наш не назначил «моей церкви» застыть в неподвижности, в состоянии вечного детства; Господь задумал ее как живой организм (уподобленный растению), который развивается и меняется внешне через взаимодействие завещанной ему жизни в благодати и истории — конкретных обстоятельств того мира, в который он помещен. Между «горчичным зернышком» и взрослым деревом нет ни малейшего сходства. Ибо те, кто живет во времена раскидистой кроны, знает лишь Дерево, ибо история живого организма — часть его жизни, а история организма божественного — священна. Мудрые, возможно, знают, что началась она с зерна, однако напрасно было бы пытаться его выкопать, ведь зерна более не существует, а силы его и ценность ныне вобрало в себя Дерево. Очень хорошо; но в земледелии заботиться о Дереве должно властям, хранителям Дерева, — в меру своего разумения, подравнивать его, обрубать загнившие ветви, истреблять вредителей и так далее. (С трепетом душевным, сознавая, как мало им ведомо о его росте!) Но ежели они одержимы желанием вернуться к зерну или хотя бы к первой юности растения, когда оно было (как им представляется) прекрасно собою и не затронуто злом, они наверняка причинят немалый вред. Второй же мотив (который ныне столь смешивается с приверженностью к раннему христианству, причем даже в сознании любого из реформаторов): aggiornamento, осовременивание; в нем таятся свои серьезные опасности, как было ясно явлено в ходе истории. С ним также смешивают «экуменизм».
(Дж. Р. Р. Толкин. Письма. Письмо 306. Пер. цит. по русскому изданию, М.: Эксмо, 2004).
dashca: (Default)
(меня нет в городе, это отложенная запись, очень надеюсь, что она появилась вовремя, а не когда попало)

Я очень люблю Благовещенье со всех вообще сторон - и праздник прекрасный, и служба прекрасная, и иконографический сюжет. Так что - картинки, в этом году обойдусь любимым фра Анжелико, благо, Благовещенье у него совсем не одно.

1. Алтарь, написан для Доминиканского монастыря во Фьезоле, Флоренция, где, собственно, и жил фра Анжелико. 1430-1432. (Теперь находится в музее Прадо). На заднем плане архангел Михаил изгоняет Адама и Еву из рая.


2. Алтарь из города Кортона, Тоскана. 1433-1434. (Теперь в Diocesan Museum там же). Обратите внимание, там прямо написано, что Архангел Гавриил говорит Деве Марии (разобрать слова я, правда, не могу). На заднем плане - тоже изгнание из Рая.


3. Santa Maria delle Grazie, San Giovanni Valdarno 1430-е. Тут сюжет с изгнанием совсем крохотный, но есть - и смотрите, насколько он драматичнее первых двух - на самой первой картине Архангел Адама и Еву скорее провожает; на второй уже вполне себе изгоняет, а тут уже осталась одна выталкивающая рука - очень живо и выразительно.


4. Фреска, северный коридор cобора Сан Марко во Флоренции, 1437-1446. А вот тут обошлись без дополнительных сюжетов. Мне очень нравится эта фреска, такая сдержанная и строгая. Возможно, правда, что на самом деле она другого колорита


С Праздником!
dashca: (Default)
Прочла три повести Сэлинджера, которые раньше не читала - "один день Хэпворта", "Симор: введение" и "Опрокинутый лес". "Хэпворт" читать невозможно, не читать невозможно тоже, в общем, у меня от этого рассказа такое же ощущение, как первый раз от "рыбки-бананки" - очень тяжело, ничего не понятно, но что-то заставляет возвращаться. "Введение" понравилось очень, хотя непонятным образом я уже читала фрагменты о велосипеде и о пальто.
А "Опрокинутый лес" - такой же невыносимый, как "лапа-растяпа" или "дорогой Эсме с любовью и всякой мерзостью", но менее стройный.

Еще скачала стихи Мандельштама, кажется, вообще все, и читаю подряд. Никогда раньше так не поступала с поэзией.

Profile

dashca: (Default)
dashca

September 2015

S M T W T F S
  12 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 01:23 pm
Powered by Dreamwidth Studios